Версия для слабовидящих

Будем на связи?
Звоните: (812) 922 21 42 11:00-21:00
Приходите: Народная ул., д. 1
Пишите: ВКонтакте, почта, форма связи
Подписывайтесь:
Оставляя e-mail вы соглашаетесь на обработку персональных данных
Привет из «Мастерской»

Да будет свет 💡

Готовы познакомиться с ещё одним членом театральной семьи «Мастерской»?


На связи Аглая из «Мастерской». Хочу представить вам своего коллегу Максима, в театре он руководит осветительным цехом. Сегодняшнее письмо для вас написал Макс, оно – о том, как работает свет в театре, сколько обычно используется приборов на основной сцене, и почему световик должен быть эмпатом.

В общем, знакомьтесь – Максим Ахрамеев, заведующий осветительным цехом театра «Мастерская».


В майской афише «Мастерской» есть несколько спектаклей, о которых я с удовольствием расскажу, ведь они оказали важнейшее влияние на развитие света в нашем театре и лично на меня.

«Тихий Дон» стал началом моего пути в освоении мастерства проведения спектаклей по свету в театре. Сложность тут беспрецедентная. Спектакль идет 8,5 часов, там более 500 световых картин, и абсолютно все переходы делаются вручную. Необходимо знать особенности каждой мизансцены. Это титанический труд, требующий пристального внимания оператора. Если пойдёте на спектакль, обратите внимание, как скорость световых переходов меняется от плавных в самом начале спектакля к резким и быстрым в финале.

Тихий Дон
Тихий Дон

А в спектакле «Братья Карамазовы» используется бесконечное количество психологических переходов света. Для правильного и точного воспроизведения световых картин, помимо отличного знания мизансцен, оператору пульта необходимо стать эмпатом и чувствовать каждого артиста. Без доброй дружбы и «семейности» нашего театра было бы невозможно так тонко и красиво передавать зрителям эмоции через свет. Например, один из первых таких переходов, поклон Зосимы Дмитрию, начинается не от физического действия, а от внутреннего чувства Зосимы, когда тот осознаёт свою схожесть с Дмитрием. В техническом плане спектакль один из первых вводит в наш театр постоянную завесу тумана в воздухе, позволяющую сделать акценты на красоте света.

Братья Карамазовы
Братья Карамазовы

«Петруша, сын ли ты мой или нет?» – важнейший для меня спектакль. В нём – полный контроль над цветом и насыщенностью. Удалось провести эксперимент с монохромным дизайном, простота основной концепции поддерживается минимальным количеством осветительных приборов: их в спектакле около 10, в то время, как в большинстве других спектаклей на большой сцене используется более 100.

«Петруша, сын ли ты мой или нет?»
«Петруша, сын ли ты мой или нет?»


В комментариях к записи в моём телеграм-канале @chaykasvet (тема которого – работа осветительного цеха театра) одна из постоянных зрительниц «Мастерской» написала: «Свет на „Карамазовых“ – это как ещё один актёр, но только у него нет чёткого физического воплощения». В этом и есть задача нашего цеха – сделать так, чтобы свет был не только техническим элементом, позволяющим разглядеть происходящее на сцене, но и партнёром для артистов, декораций и звуков спектакля.
Письма Цеха